Минимизация налогов

Реклама



ВАС РФ от 08.02.05 № 10423/04
Постановление Пленума

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 февраля 2005 г. N 10423/04

 

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Арифулина А.А., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Горячевой Ю.Ю., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Киреева Ю.А., Козловой А.С., Козловой О.А., Слесарева В.Л., Стрелова И.М., Суховой Г.И., Юхнея М.Ф.

рассмотрел в судебном заседании заявление Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Центральному району города Барнаула Алтайского края о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 24.10.2003, постановления суда апелляционной инстанции от 29.01.2004 Арбитражного суда Алтайского края по делу N А03-8575/03-31 и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.05.2004 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району города Барнаула Алтайского края (правопреемник Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Центральному району города Барнаула Алтайского края) - Алантьева Н.Ю., Гюнтер А.Н.

Заслушав и обсудив доклад судьи Горячевой Ю.Ю., а также объяснения представителей участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью "Третье тысячелетие" (далее - экспортер) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Центральному району города Барнаула Алтайского края (далее - налоговая инспекция) от 23.05.2003 N РА-47-11.

Указанным решением с экспортера взыскано 12255408 рублей налога на добавленную стоимость, в отношении которого ранее принималось решение о возмещении по операциям реализации товаров на экспорт; 970498 рублей налога на добавленную стоимость с аванса, 132052 рубля пеней и 194100 рублей штрафа за несвоевременную и неполную уплату налога с аванса.

Налоговая инспекция заявила встречное требование о взыскании с экспортера 194100 рублей штрафа.

Решением суда первой инстанции от 24.10.2003 требования экспортера удовлетворены частично: решение налоговой инспекции в части взыскания 12255408 рублей налога на добавленную стоимость и 194100 рублей штрафа признано недействительным, в остальной части требований отказано. В удовлетворении встречного требования отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 29.01.2004 решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении встречного требования налоговой инспекции отменено и 194100 рублей штрафа за неуплату налога на добавленную стоимость с аванса взысканы; в остальной части решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 11.05.2004 постановление суда апелляционной инстанции оставил в силе.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой, постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций налоговая инспекция просит отменить данные судебные акты в части удовлетворения требований экспортера - признания недействительным ее решения о взыскании с экспортера 12255408 рублей налога на добавленную стоимость, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, нарушающее единообразие практики арбитражных судов.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующего в деле лица, Президиум считает, что названные судебные акты в оспариваемой части подлежат отмене с направлением дела в отмененной части на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Решение налоговой инспекции принято по результатам выездной налоговой проверки экспортера по вопросу правильности исчисления и своевременности перечисления налога на добавленную стоимость за период с 01.06.2002 по 31.10.2002. Налоговая инспекция сделала вывод о недобросовестности экспортера и недостоверности суммы вычетов по операциям реализации на экспорт сплавов алюминия, поскольку сплавы приобретались по завышенным ценам через взаимозависимых лиц и не могли быть получены по той договорной схеме последовательных поставок, документы о которых представлены в подтверждение наличия и размера налоговых вычетов.

Обосновывая вывод о признании недействительным решения налоговой инспекции в части взыскания с общества 12255408 рублей налога на добавленную стоимость, суд первой инстанции указал, что экспортер, его поставщик и организация - переработчик лома алюминия в сплав не могут быть признаны взаимозависимыми лицами только на том основании, что учреждены одним и тем же физическим лицом, вследствие чего недобросовестность экспортера не доказана и права на осуществление контроля цен приобретения им товаров, реализованных затем на экспорт, у налоговой инспекции не имелось.

Суды апелляционной и кассационной инстанций с этими доводами согласились, оставив без внимания следующее.

Согласно пункту 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров на территории Российской Федерации для перепродажи или для осуществления иных операций, признаваемых объектами налогообложения.

В силу статьи 172 Кодекса налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиками товаров, и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров, после принятия этих товаров на учет при наличии соответствующих первичных документов.

Следовательно, упомянутые нормы Кодекса предусматривают налоговый вычет по реальным хозяйственным операциям с реальными товарами.

Право истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения, получать объяснения и документы, подтверждающие правильность исчисления налогов, проводить встречные и выездные проверки предоставлено налоговым органам Законом Российской Федерации от 21.03.1991 N 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации" (действует с последующими изменениями и дополнениями) и статьями 89 и 93 Кодекса.

В данном случае в ходе выездной налоговой проверки экспортера, состоявшейся после завершения камеральных проверок его налоговых деклараций, налоговая инспекция выяснила, что договорная схема движения сырья и полученного из него товара, отправленного впоследствии на экспорт, выглядела следующим образом.

Общество с ограниченной ответственностью "Компания "Старлинг" (г. Москва) сначала закупало лом алюминия у обществ с ограниченной ответственностью "Илия" и "Деларис" (оба - г. Горно-Алтайск), затем передавало этот лом на переработку в алюминиевый сплав обществу с ограниченной ответственностью "Алтайский алюминий" (г. Барнаул, ул. Попова, 248а) по договору от 10.05.2001, а полученный сплав продавало обществу с ограниченной ответственностью "Барнаульская стальная компания" (г. Барнаул, ул. Попова, 248а) по договору от 03.01.2002 N 002-п. Последнее по договору от 03.01.2002 N 001-п реализовывало сплав экспортеру (г. Барнаул, ул. Гоголя, 58а), вывозившему данный товар из Российской Федерации на экспорт.

В результате встречных проверок всех указанных организаций установлено, что общества "Илия" и "Деларис" зарегистрированы на физических лиц, которые к деятельности этих обществ отношения не имеют, продажей лома цветных металлов не занимались и не подписывали договоры с обществом "Компания "Старлинг", а также прочей документации, оформленной от их имени. Надлежащими лицензиями на операции с цветными металлами все перечисленные юридические лица не располагают.

Взаимоисключающие документы получены о том, каким образом лом алюминия доставлялся обществу "Алтайский алюминий" для переработки.

Общество "Компания "Старлинг" оформляло товарные накладные, по которым выступало не только продавцом, но и грузоотправителем лома алюминия из Москвы. Между тем в ходе встречной проверки названной организации установлено, что доставку лома в Москву и из Москвы она не производила.

Перевозка лома автотранспортом из Горно-Алтайска непосредственно в Барнаул по месту нахождения общества "Алтайский алюминий" или в Томск для общества "Томская стальная компания" (в целях последующей отправки обществу "Алтайский алюминий") также документально не подтверждена.

Согласно выписанным обществом "Компания "Старлинг" счетам-фактурам общество "Томская стальная компания" отгружало обществу "Алтайский алюминий" железнодорожным транспортом лом алюминия. Однако по железнодорожным накладным и сопроводительным документам, оформленным различными контролирующими органами на совпадающие по весу партии металла, в контейнерах за теми же номерами для общества "Алтайский алюминий" доставлялись пакеты стальных отходов.

При сопоставлении данных учета было установлено: экспортер отразил на 44 тонны сплава алюминия больше, чем произвело для него общество "Алтайский алюминий", которое, в свою очередь, показало на 488,781 тонны лома больше, чем поставлено ему по документам обществом "Компания "Старлинг".

Налоговой инспекцией представлен также ряд письменных доказательств того, что фактически металл для переработки в сплав алюминия закупался у сторонних организаций и лишь проводился по документам как поставляемый обществом "Компания "Старлинг" из Москвы.

Тем не менее доводы налогового органа о недостоверности документов, фиксирующих движение алюминиевого лома, и о невозможности переработать пакеты стальных отходов в алюминиевый сплав, арбитражный суд во внимание не принял и оценки им не дал, сославшись на то, что указанные действия осуществлялись третьими лицами и не могут служить доказательством недобросовестности экспортера. Следовательно, суд не выяснил, мог ли быть получен экспортером предмет экспорта - алюминиевый сплав - по той схеме последовательных поставок, документы о которых предъявлены экспортером в обоснование наличия и размера налоговых вычетов.

Кроме того, в подтверждение выводов о взаимозависимости экспортера, поставщика и переработчика металла налоговая инспекция представила суду документы: об уплате экспортных пошлин, таможенных платежей и расходов по хранению металла за экспортера его поставщиком и предыдущим продавцом товара (обществами "Барнаульская стальная компания" и "Компания "Старлинг"); о подготовке всех документов по движению товара от имени общества "Компания "Старлинг" другим юридическим лицом - обществом "Алтайский алюминий", которое не только перерабатывало металл, но и хранило его после приобретения экспортером; о местонахождении обществ "Барнаульская стальная компания" и "Алтайский алюминий" по одному адресу; об учреждении экспортера и обществ "Барнаульская стальная компания" и "Алтайский алюминий" одним физическим лицом - Колганковым В.И.

По сведениям налоговой инспекции, основанным на представленных в деле документах, Колганков В.И. организовал схему движения металла, реализуемого после переработки на экспорт. Он был заинтересован во взаимодействии созданных им организаций, совершении между ними сделок на определенных условиях и оказывал непосредственное влияние на экономические результаты этих сделок. Как полагала налоговая инспекция, перечисленные обстоятельства очевидно указывали на взаимозависимость названных организаций и невозможность сделать вывод о добросовестности экспортера без учета сложившихся между ними взаимоотношений.

Поэтому довод суда первой инстанции о том, что налоговая инспекция признала экспортера, поставщика и переработчика металла взаимозависимыми лицами только из-за учреждения их одним физическим лицом, не подтверждается материалами дела.

В силу пункта 2 статьи 20 Кодекса суд может признать лица взаимозависимыми по основаниям, не предусмотренным пунктом 1 названной статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров.

В данном же случае суд не рассматривал документы налоговой инспекции, подтверждающие взаимозависимость указанных лиц, в связи с чем необоснованно исключил возможность применения правил статьи 40 Кодекса о контроле цен по совершенным между ними сделкам. Не были учтены и положения подпункта 3 пункта 2 статьи 40 Кодекса, согласно которым, осуществляя контроль за полнотой исчисления налогов, налоговые органы вправе проверять правильность применения цен по сделкам не только между взаимозависимыми лицами, но и при совершении внешнеторговых сделок.

В результате суд не принял во внимание представленные налоговой инспекцией документы о значительном завышении цены приобретения экспортером сплава алюминия (включая экспертное заключение оценщика), о реализации товара на экспорт ниже цены его покупки на внутреннем рынке по всем внешнеэкономическим контрактам и обеспечении экспортером прибыльности своей деятельности исключительно за счет возмещения налога на добавленную стоимость из федерального бюджета, что противоречит положениям пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющего предпринимательскую деятельность как деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли, в том числе от продажи товаров, в процессе взаимоотношений между участниками гражданского оборота. Иной деятельностью, кроме экспорта алюминиевого сплава, экспортер не занимался (это выяснено налоговой инспекцией в ходе проверки, отражено в акте, составленном по ее результатам, и экспортером не опровергнуто).

Таким образом, суд, неправильно истолковав положения статьи 20 и статьи 40 Кодекса и сославшись в целом на недоказанность недобросовестности экспортера, не исследовал доводы налоговой инспекции о наличии признаков взаимозависимости юридических лиц, причастных к операциям с ломом алюминия и алюминиевым сплавом, и завышении этими юридическими лицами цен при совершении операций с указанными товарами.

Все перечисленные фактические обстоятельства относятся к вопросам реального осуществления хозяйственных операций и наличия правовых оснований применения налоговых вычетов, поскольку указание в счетах-фактурах искусственно завышенных цен приобретения товара в силу пункта 2 статьи 169 Кодекса препятствует возмещению экспортеру из федерального бюджета убытков, возникших вследствие его собственных действий, под видом налога на добавленную стоимость, уплаченного продавцам за реализованный на экспорт товар.

При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты подлежат частичной отмене на основании пункта 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами положений Налогового кодекса Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

решение суда первой инстанции от 24.10.2003, постановление суда апелляционной инстанции от 29.01.2004 Арбитражного суда Алтайского края по делу N А03-8575/03-31 и постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.05.2004 по тому же делу в части признания недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Центральному району города Барнаула Алтайского края от 23.05.2003 N РА-47-11 о взыскании с общества с ограниченной ответственностью "Третье тысячелетие" 12255408 рублей налога на добавленную стоимость отменить.

Дело в отмененной части передать на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Алтайского края.

В остальной части названные судебные акты оставить без изменения.

 

Председательствующий

А.А.ИВАНОВ

← Назад

 




Партнеры: