Минимизация налогов

Реклама



ФАС Северо-Западного округа от 15.02.05 № А56-19780/04
Постановление кассационной инстанции

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 15 февраля 2005 года Дело N А56-19780/04

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Асмыковича А.В., судей Ломакина С.А., Морозовой Н.А., при участии от Инспекции Федеральной налоговой службы по Петроградскому району Санкт-Петербурга Тян Н.И. (доверенность от 14.01.2005 N 20-05/355), рассмотрев 10.02.2005 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Петроградскому району Санкт-Петербурга на решение от 25.08.2004 (судья Захаров В.В.) и постановление апелляционной инстанции от 15.11.2004 (судьи Спецакова Т.Е., Градусов А.Е., Цурбина С.И.) Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-19780/04,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Общество с ограниченной ответственностью "Демос" (далее - Общество, ООО "Демос") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Петроградскому району Санкт-Петербурга (далее - Инспекция) от 29.03.2004 N 3150875 и требования от 29.03.2004 N 3150875.

Решением суда от 25.08.2004, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 15.11.2004, заявление Общества удовлетворено полностью. Суд признал недействительным решение Инспекции от 29.03.2004 N 3150875 и требование от 29.03.2004 N 3150875.

В кассационной жалобе Инспекция просит отменить решение и постановление суда и отказать в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права. По мнению налогового органа, деловой оборот Общества и его контрагентов по сделкам свидетельствует о деятельности, направленной на неправомерное возмещение НДС из бюджета: у Общества отсутствует кадровый состав, ликвидное имущество и накладные расходы; используется "номинальный" юридический адрес; отсутствуют доказательства реального движения товара (накладные, акты приема-передачи); товар реализуется "негодным" контрагентам; не принимаются меры по взысканию дебиторской задолженности; отсутствуют реальные затраты при уплате НДС.

В судебном заседании представитель Инспекции поддержал доводы жалобы.

По ходатайству налогового органа в соответствии с положениями статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции произвел замену Инспекции на Инспекцию Федеральной налоговой службы по Петроградскому району Санкт-Петербурга.

Общество о месте и времени рассмотрения дела извещено надлежащим образом, однако представители в судебное заседание не явились, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, кассационная инстанция установила следующее.

Как видно из материалов дела, Общество на основании контрактов от 25.10.2002 N 07 и от 25.09.2002 N 1, заключенных с фирмой "TRANS MARINE GROUP LTD", ввезло (по импорту) на таможенную территорию Российской Федерации товары.

Налогоплательщик представил в Инспекцию декларацию по НДС за апрель 2003 года, а затем уточненную налоговую декларацию по НДС за апрель 2003 года, согласно которой Общество заявило к налоговому вычету 4295561 руб. НДС и к возмещению из бюджета 3358262 руб. НДС, а также документы, подтверждающие право на возмещение указанной суммы налога.

Инспекция провела выездную налоговую проверку представленных документов, в ходе которой сделала вывод о неправомерном включении Обществом в состав налоговых вычетов 4295561 руб. НДС.

Инспекция решением от 29.03.2004 N 3150875, принятым по результатам проверки, отказала в привлечении Общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения. Однако налогоплательщику начислено 4295557 руб. НДС за апрель 2003 года и указано на обязанность уплатить в бюджет 4295561 руб. НДС.

Инспекция направила Обществу требование от 29.03.2004 N 3150875 об уплате указанной суммы налога.

Считая решение и требование налогового органа незаконными, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании их недействительными.

Удовлетворяя требования Общества, судебные инстанции исходили из того, что заявитель представил все документы, подтверждающие его право на возмещение из бюджета 4295561 руб. НДС.

Кассационная инстанция считает, что решение суда и постановление апелляционной инстанции подлежат отмене в связи с неполным исследованием фактических обстоятельств дела.

Согласно пункту 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные этой статьей налоговые вычеты.

Пунктом 1 статьи 176 НК РФ также предусмотрено, что в случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 2 пункта 1 статьи 146 НК РФ, то полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в порядке, установленном этой статьей.

Из пункта 2 статьи 171 НК РФ следует, что вычетам подлежат суммы налога, уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории, в отношении товаров (работ, услуг), которые приобретены для перепродажи или для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ (за исключением товаров, предусмотренных пунктами 2 и 6 статьи 170 НК РФ).

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 172 НК РФ вычетам подлежат только суммы налога, фактически уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия этих товаров на учет и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, для возмещения НДС, уплаченного при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, необходимо соблюдение трех условий: фактическое перемещение товаров через таможенную границу Российской Федерации, уплата НДС таможенным органам и принятие импортированных товаров на учет.

Как видно из материалов дела, факты ввоза товара на таможенную территорию Российской Федерации и уплаты НДС в составе таможенных платежей подтверждаются грузовыми таможенными декларациями с отметками таможенных органов о выпуске товара в свободное обращение и платежными поручениями. Данные обстоятельства правильно установлены судебными инстанциями.

Довод Инспекции о том, что у Общества отсутствовали основания для оприходования импортированных товаров, а потому не осуществлялось фактическое их оприходование, отклоняется судом кассационной инстанции.

Факт оприходования импортированного товара установлен судом и подтверждается книгами покупок, актами приема-передачи товара, ГТД.

Как видно из материалов дела, Общество заключало договоры на оказание услуг таможенного брокера с обществом с ограниченной ответственностью (далее - ООО) "Балт Эскорт" и ООО "Логистика сервис", в соответствии с которыми таможенный брокер совершал операции по декларированию, таможенному оформлению, консультированию. Указанные организации получали товар от иностранного продавца, осуществляли его таможенную очистку, помещали на склад временного хранения, оформляли ГТД. Вывоз товара осуществлялся непосредственно конечными покупателями.

Ссылка налогового органа на неподтверждение Обществом прав собственника на товар правомерно отклонена судебными инстанциями, поскольку договорами поставок предусмотрен самовывоз импортируемого товара покупателями со склада временного хранения таможни и право собственности на товар переходит покупателям с даты, указанной в товарных накладных.

Несостоятельными кассационная инстанция считает и доводы Инспекции о недостоверности сведений о местонахождении налогоплательщика в счетах-фактурах. Согласно пункту 2 статьи 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. При этом пунктом 5 статьи 169 НК РФ предусмотрен перечень обязательных для счета-фактуры реквизитов, а в пункте 6 этой же статьи определены лица, которые должны подписать счет-фактуру.

Во всех документах Общества указан юридический адрес (Санкт-Петербург, улица Лахтинская, дом 34), что не противоречит нормам действующего законодательства и соответствует сведениям, указанным в Уставе заявителя и содержащимся в контрактах. То обстоятельство, что фактически Общество не находилось по указанному адресу на момент совершения сделок не является основанием для отказа в возмещении НДС.

Инспекция не оспаривает, что в представленных счетах-фактурах имеются все предусмотренные пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ реквизиты и сведения.

Несостоятельными кассационная инстанция считает и доводы Инспекции, изложенные в решении и кассационной жалобе о недостоверности сведений о местонахождении налогоплательщика в счетах-фактурах (использовании "номинального" адреса).

Таким образом, счета-фактуры составлены и выставлены с соблюдением порядка, установленного пунктами 5 - 6 статьи 169 НК РФ. Согласно же пункту 2 этой статьи невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных названными пунктами, не может являться основанием для отказа в принятии к вычету суммы налога, уплаченной покупателем.

Довод Инспекции об отсутствии перевода коносамента на русский язык кассационная инстанция считает несостоятельным, поскольку Налоговым кодексом Российской Федерации не установлена обязанность импортера представить перевод этого документа, составленного на иностранном языке. В случае сомнения в достоверности налоговый орган вправе в порядке, предусмотренном статьями 87 - 88 и 93 НК РФ, истребовать у налогоплательщика подлинный документ и его перевод.

Однако судебные инстанции не рассмотрели существенные доводы Инспекции, имеющиеся в оспариваемом решении относительно следующих обстоятельств.

Инспекция указывает, что из анализа движения денежных средств по расчетному счету Общества видно, что у заявителя отсутствуют собственные оборотные средства для погашения задолженности перед иностранным продавцом, которая на 01.07.2003 составила 183152318 руб.; задолженность покупателей перед заявителем на эту же дату составила 158792877 руб.; начиная с ноября 2002 года по сентябрь 2003 года Обществом предъявлено к возмещению из бюджета 24066494 руб. НДС, уплачено заявителем в бюджет всего 1237 руб. НДС. Эти обстоятельства указаны налоговым органом в отзыве на заявление ООО "Демос" (том 2, листы дела 1 - 4).

Кроме того, Инспекция ссылается и на то, что генеральный директор заявителя при опросе подтвердил, что не располагает сведениями о реальной хозяйственной деятельности Общества. Этим доводам Инспекции показаниям апелляционная инстанция оценку не дала.

Эти обстоятельства в их совокупности позволили Инспекции сделать вывод о том, что Общество осуществляет деятельность, направленную на возмещение НДС из бюджета, не имея реальной деловой цели, связанной с получением прибыли от предпринимательской деятельности, что свидетельствует о недобросовестности Общества как налогоплательщика.

Эти выводы Инспекции судебные инстанции надлежащим образом не проверили и правовой оценки им не давали.

Также несостоятельны ссылки суда первой инстанции и на решение суда по делу N А56-51300/03, по которому судебными инстанциями давалась оценка акту проверки от 14.01.2003 N 3150875. В данном случае по названному делу оспаривалось бездействие Инспекции, решение Инспекции по акту проверки от 14.01.2003 на момент вынесения судом первой инстанции решения от 26.03.2004 не было принято. Выводы Инспекции, содержащиеся в этом акте проверки, судом надлежащим образом не исследовались (том 2, лист дела 26 - 28).

Между тем в соответствии с положениями статьей 170 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в решении и постановлении суда должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения, постановления, а также мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 08.04.2004 N 169-О прямо указал, что "в Постановлении от 20 февраля 2001 года Конституционный Суд Российской Федерации, анализируя составные элементы механизма расчета итоговой суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, подчеркнул, что под фактически уплаченными поставщикам суммами налога на добавленную стоимость подразумеваются реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога. Поэтому для признания тех или иных сумм налога на добавленную стоимость фактически уплаченными поставщикам в целях принятия их к вычету при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, требуется установление не только факта осуществления налогоплательщиком расходов на оплату начисленных ему сумм налога, но и характера произведенных налогоплательщиком затрат, а именно являются ли расходы на оплату начисленных ему сумм налога реальными затратами налогоплательщика. В связи с этим необходимо исследовать вопрос, что представляют собой те средства (денежные средства или иное имущество), которые направляются налогоплательщиком в оплату начисленных ему сумм налога на добавленную стоимость. Если произведенные налогоплательщиком расходы на оплату начисленных сумм налога не обладают характером реальных затрат, не возникают и объективные условия для признания таких сумм фактически уплаченными поставщикам, поскольку, не осуществив реальные затраты на оплату начисленных сумм налога, налогоплательщик не может обладать правом уменьшать общую сумму налога, подлежащую уплате в бюджет, на сумму налога, начисленную ему поставщиками. Обладающими характером реальных и, следовательно, фактически уплаченными должны признаваться суммы налога, которые оплачиваются налогоплательщиком за счет собственного имущества или за счет собственных денежных средств. При этом передача собственного имущества (в том числе ценных бумаг, включая векселя, и имущественных прав) приобретает характер реальных затрат на оплату начисленных поставщиками сумм налога только в том случае, если передаваемое имущество ранее было получено налогоплательщиком либо по возмездной сделке и на момент принятия к вычету сумм налога полностью им оплачено, либо в счет оплаты реализованных (проданных) товаров (выполненных работ, оказанных услуг). В случае если имущество, приобретенное налогоплательщиком по возмездной сделке, к моменту его передачи поставщикам в счет оплаты начисленных сумм налога и принятия этих сумм к вычету налогоплательщиком не оплачено или оплачено не полностью, то принимаемая к вычету сумма налога - в силу требования о необходимости реальных затрат на оплату начисленных сумм налога - должна исчисляться соответственно той доле, в какой налогоплательщиком оплачено переданное имущество. Что касается оплаты начисленных поставщиками сумм налога с помощью имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг), полученного налогоплательщиком по договору займа, то, несмотря на факт отчуждения налогоплательщиком-заемщиком в оплату начисленных поставщиками сумм налога заемного имущества (в том числе заемных денежных средств и заемных ценных бумаг), в этом случае передача имущества начинает отвечать второму, более важному обязательному признаку, позволяющему принимать начисленные суммы налога к вычету, а именно признаку реальности затрат, только в момент исполнения налогоплательщиком своей обязанности по возврату суммы займа".

Комментируя определение от 08.04.2004 N 169-О, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что правоприменители не могут ограничиваться только установлением факта уплаты НДС с помощью заемных средств. При обнаружении признаков фиктивности сделок, направленности их на уход от налогов, согласованности действий поставщиков и налогоплательщиков, предъявляющих НДС к возмещению, необходимо выявлять, нет ли в поведении налогоплательщика признаков недобросовестного поведения. Внешним признаком такого поведения может служить, в частности, причинно-следственная зависимость между бездействием поставщика, не уплатившего НДС в бюджет, и требованиями налогоплательщика о возмещении из бюджета средств НДС. Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели. Заключенные сделки должны не только формально не противоречить законодательству, но и не вступать в противоречие с общими запретами недопустимости недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком. Принцип добросовестности в таком случае может использоваться правоприменителями в качестве критерия при разрешении налоговых споров. При этом необходимо учитывать правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированную в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 2003 г. N 329-О: "Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестный налогоплательщик" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством".

В другом определении от 04.11.2004 N 324-О Конституционный Суд Российской Федерации констатировал, что "отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате налога на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме".

При новом рассмотрении суду первой инстанции необходимо надлежаще оценить доводы налогового органа в их совокупности и взаимной связи относительно вывода Инспекции о недобросовестности Общества как плательщика НДС, в том числе дать оценку заключенным им сделкам в отношении установления разумной деловой цели, показаниям генерального директора Марголина В.М. и другим обстоятельствам, после чего принять законное и обоснованное решение в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286 и пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

решение от 25.08.2004 и постановление апелляционной инстанции от 15.11.2004 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-19780/04 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

 

Председательствующий

АСМЫКОВИЧ А.В.

 

Судьи

ЛОМАКИН С.А.

МОРОЗОВА Н.А.

← Назад

 




Партнеры: