Минимизация налогов

Реклама



Глава 3. Факторы налогового риска

Проанализировав негативные тенденции налогового права России и их социальные причины, нужно отметить, что для российских налогоплательщиков факторами налогового риска могут быть оценочные и неопределенные понятия, которые используются как на уровне законодательства, так и на уровне судебной практики. Даже в тех случаях, когда представители налогового органа действуют без собственного личного интереса и неопределенность налогового права не используется как основа для взимания административной ренты, неопределенные понятия налогового права все равно создают для налогоплательщиков налоговые риски, поскольку могут использоваться для увеличения доначислений налогов, пени и штрафа. В этом случае указанные понятия отражают реализацию фискального уклона в действиях налоговых органов, т.е. стремления к максимальным доначислениям.

О наличии фискального уклона свидетельствует следующее. Московское правительство включило в проект бюджета г. Москвы на 2007 г. статью об укреплении материально-технической базы налогового управления. УФНС по Москве вправе забирать 40% городской части налогов, начисленных компаниям во время проверок и фактически поступивших в бюджет. "Это нужно, чтобы заинтересовать налоговые органы лучше работать с теми, кто не платит налоги в установленном порядке", - объясняет депутат Мосгордумы А. Крутов. По его словам, статья существует в законе о бюджете Москвы с 1999 г. По итогам 2005 г. московские налоговики дополнительно начислили компаниям 50,9 млрд. руб., за восемь месяцев 2006 г. - 47,6 млрд. руб. Нарушения были найдены у 98 компаний, проверенных в 2005 г., и у 95% - в 2006 г..

В тех случаях, когда имеется личный интерес сотрудников налоговых органов, эти критерии используются просто как прикрытие для личного произвола чиновников. И все это происходит, как уже было отмечено, на фоне ослабления механизмов правовой и в том числе судебной защиты прав налогоплательщиков.

Сразу нужно отметить, что часто аргументом в защиту неопределенных судебных концепций, в частности концепции добросовестности, является то, что данные судебные концепции имеют место и в западных странах. Однако в России и в странах Запада эти концепции действуют в совершенно разной социальной среде. У нас эти критерии используются для обеспечения политического и экономического господства российской бюрократии над бизнесом и обществом и (или) для произвольно высоких фискальных доначислений. Не учитывать это нельзя. В западных странах, в тех редких случаях, когда эти концепции применяются, они применяются крайне взвешенно и осторожно. Например, во Франции, как указывал П.М. Годме, действует консультативный комитет по вопросу о злоупотреблении правом, состоящий из государственного советника, советника кассационного суда, профессора права и главного управляющего налогами. Такой комитет дает свое заключение о действительном характере соглашения или операции, скрытых под видом определенных юридических актов, если это связано с налогообложением. Консультации комитета не обязательны для налоговых властей, но если они откажутся от консультации или же установят сумму взимаемого налога, не соответствующую мнению комитета, на них будет возложено бремя доказывания действительного характера данного акта. Таким образом, даже в странах с устоявшимися правовыми традициями существуют специальные механизмы, используемые для повышения беспристрастности и объективности применения института злоупотребления правом при налоговых отношениях. В России таких механизмов, к сожалению, нет, а судебная практика демонстрирует уменьшение правозащитной ориентации в своей деятельности.

Похожие по содержанию судебные концепции могут давать различный социальный эффект в разных условиях: в западных странах применение этих концепций не ведет к тем негативным деформациям, которые описаны в гл. 2 настоящей работы, а в России очень часто эти концепции служат прикрытием для произвола чиновников. Поэтому величина налоговых рисков от применения этих судебных концепций в России и в западных странах разная.

Важно отметить, что в западных странах судебные доктрины "существо над формой", "сделка по шагам", "деловая цель" не ведут к разрушению гражданско-правовой действительности сделок налогоплательщиков. Признание сделок недействительными может проводиться только в случае, если к тому есть основания по гражданскому законодательству.

Однако в России позиция КС РФ, выраженная в Определении от 8 июня 2004 г. N 226-О, ориентирует на то, что сделка, при ее направленности на уклонение от налогообложения, может не только повлечь за собой переквалификацию налоговых последствий, но и вызвать взыскание всего полученного в доход государства по такой сделке по ст. 169 ГК РФ. Таким образом, в России не просто применяются эти концепции западных стран, в нашей стране они имеют существенную специфику. Это также усиливает уровень налоговых рисков.

Автор настоящей работы не ставил перед собой цели проанализировать все судебные доктрины и все неопределенные термины законодательства о налогах и сборах, которые порождают налоговые риски. Поэтому кратко остановимся на наиболее существенных из них с целью последующего формулирования рекомендаций по снижению налоговых рисков.

 

 

 




Партнеры: