Минимизация налогов

Реклама



Часть 2. Необоснованная налоговая выгода

Деловая цель

Хозяйственные операции, совершаемые налогоплательщиком, обязательно должны быть нацелены на достижение им в конечном итоге определенного экономического эффекта. Поэтому любая сделка налогоплательщика должна быть обусловлена разумными экономическими или иными причинами, то есть иметь деловую цель.

При этом налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если целью, преследуемой налогоплательщиком, является получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, то суд может отказать налогоплательщику в признании обоснованности получения налоговой выгоды.

Отметим, что данный подход Высшего Арбитражного Суда не является чем-то новым.

Подобные выводы уже неоднократно звучали из стен Конституционного Суда РФ.

Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 08.06.2004 N 226-О было сказано, что сделки, совершенные без намерения создать реальные хозяйственные последствия, а лишь с целью уклонения от уплаты налогов, являются ничтожными в силу своей антисоциальности.

А в Определении от 08.04.2004 N 168-О суд указал на недопустимость использования инструментов гражданско-правовых отношений для создания схем незаконного обогащения за счет бюджетных средств.

В качестве иллюстрации последствий подобных сделок можно привести достаточно распространенный на практике случай.

Пример. Организация, чтобы снизить нагрузку по ЕСН, создает "дочку", работающую на "упрощенке", и оформляет в нее своих сотрудников. "Арендованные" сотрудники работают в материнской компании на основании договора между юридическими лицами. Такая "дочка" платит в бюджет только пенсионные взносы и единый налог, а ее доход равен расходам на оплату труда и обязательное пенсионное страхование. Кроме оказания услуг материнской компании, ничем другим "дочка" не занимается.

Очевидно, что такая схема выстроена лишь с целью экономии на налогах. Учитывая разъяснения Высшего Арбитражного Суда и Конституционного Суда РФ, любую подобную экономию на налогах следует считать незаконной.

Показательным примером в данном случае служит следующее дело, рассмотренное ФАС Северо-Западного округа.

Пример. Налоговый орган провел проверку организации, заявившей вычеты по НДС. В ходе проверки им было установлено, что динамика деятельности организации свидетельствует о систематическом возмещении НДС и увеличении дебиторской задолженности при отрицательных хозяйственных результатах. Налоговый орган, в частности, установил, что согласно данным отчета о прибылях и убытках по состоянию на 01.01.2006 рентабельность продаж составляет всего 0,002%, а при выручке больше 386 млн руб. имеется убыток. Эти обстоятельства позволили налоговикам заподозрить налогоплательщика в том, что в его деятельности отсутствует экономический смысл. Единственное, ради чего можно было заниматься подобной деятельностью, - это возможность получения из бюджета сумм НДС. Подобная деятельность организации вызвала подозрения и у суда кассационной инстанции, который направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Постановление от 30.11.2006 N А56-22597/2006).

При возникновении споров с налоговыми органами установление наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика производится судом с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При рассмотрении налогового спора суд должен дать оценку того, насколько проводимые налогоплательщиком операции экономически оправданы.

Вот, например, случай из практики, когда суд посчитал экономически неоправданными и неразумными расходы, произведенные налогоплательщиком.

Пример. Организация приобретала товар у поставщика. По условиям договора товар мог оплачиваться поставщику в течение 5 - 9 дней после поставки. Одновременно или на следующий день организация заключала договор о продаже этого же товара. Условия оплаты, как правило, - в пятидневный срок с момента продажи.

В результате этих операций у организации возникало денежное требование к покупателям по оплате отгруженного товара. Данное требование она переуступала по договору факторинга банку.

Налоговый орган установил, что по условиям договоров с банком организация за два дня пользования денежными средствами уплатила финансовому агенту вознаграждение из расчета 4302% годовых. При этом ставка рефинансирования ЦБ РФ в тот период времени составляла 19,5% годовых.

Налоговый орган пришел к выводу, что выплата финансовому агенту вознаграждения в таком размере является явно экономически неоправданной, и обвинил организацию в получении необоснованной налоговой выгоды в виде экономии по налогу на прибыль. Арбитражный суд поддержал налоговиков (Постановление ФАС Московского округа от 25.10.2006 N КА-А40/9338-06).

Немаловажно, что Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении N 53 обязал суды выяснять причины и цели совершения налогоплательщиком "подозрительных" операций. При этом суды должны исходить из того, что отказать налогоплательщику в налоговой выгоде лишь на основании формальных признаков нельзя.

Поэтому такие обстоятельства, как создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; проведение расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций сами по себе не могут служить достаточным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Перечисленные обстоятельства могут свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды только в совокупности и взаимосвязи с теми четырьмя обстоятельствами, с которыми Высший Арбитражный Суд напрямую связывает возникновение у налогоплательщика необоснованной налоговой выгоды (см. с. 37 - 41).

Практика показывает, что суды не поддерживают формальный подход в спорах, связанных с признанием полученной налогоплательщиком налоговой выгоды необоснованной. Об этом говорят следующие случаи.

Пример. Общество заключило с организацией договор подряда на ремонт принадлежащих обществу транспортных средств и оплатило эти ремонтные работы. НДС, оплаченный подрядчику, общество поставило к вычету.

При проверке налоговая инспекция выяснила, что подрядчик по адресу, указанному в его учредительных документах и выставленных им счетах-фактурах, не находится и собственные производственные мощности, необходимые для проведения ремонтных работ, у него отсутствуют. Кроме этого, налоговики усомнились в экономической целесообразности проведения ремонта транспортных средств. По их мнению, обществу выгоднее было купить другие транспортные средства, а не ремонтировать свои. Однако суд встал на сторону налогоплательщика. Он указал, что отсутствие подрядчика по месту его регистрации и отсутствие у него производственных мощностей еще не являются доказательствами фиктивности совершенной сделки. Сомнения налоговиков в целесообразности ремонта суд также не поддержал, указав, что только общество вправе решать, что ему делать с собственным транспортом - ремонтировать или покупать новый (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.01.2007 N А19-19062/06-20-Ф02-7334/06-С1).

Аналогичный случай был рассмотрен ФАС Дальневосточного округа, который также не поддержал налоговиков (Постановление от 28.12.2006 N Ф03-А73/06-2/5056). А вот другой случай.

Пример. Компания приобрела у ООО лом черных металлов, который в дальнейшем реализовала на экспорт через комиссионера. НДС, уплаченный поставщику лома, компания поставила к вычету.

Налоговая инспекция посчитала данную операцию фиктивной, лишенной деловой цели. Свои выводы она сделала на основании того, что в штате компании состояло всего три человека, рентабельность сделки составила всего 1,5%, компания не имела ни складов, ни транспорта для перевозки товара.

Суд, рассмотревший возникший спор, пришел к выводу, что обвинения налоговиков основаны лишь на формальных признаках. Совокупность и взаимосвязь выявленных признаков с иными обстоятельствами, свидетельствующими о том, что данные операции фиктивны, налоговый орган доказать не смог. Поэтому суд встал на сторону налогоплательщика (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.01.2007 N А56-18795/2006).

 

 

 




Партнеры: