Минимизация налогов

Реклама



Искусство налоговой мимикрии

Источник: Журнал «Расчет»

Многие из популярных способов уменьшения налогов основаны на совершении одной сделки под видом другой. Как снизить риск того, что налоговики «раскусят» экономную фирму и доначислят ей налоги, говорили на одном из недавних семинаров, где побывала наш эксперт Светлана МАТВЕЕВА.

– Тот факт, что заключенный фирмой договор не противоречит нормам Гражданского кодекса, еще не гарантирует ей отсутствия налоговых проблем, – именно так начал разговор об одной из сторон налогового планирования Андрей Никонов, партнер юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры».

Одну из таких проблем создает фирмам статья 45 Налогового кодекса. Она дает налоговикам право переквалифицировать сделку – например, признать договор комиссии договором купли-продажи. А затем пересчитать налоги исходя из фактически совершенной фирмой сделки.

По словам Андрея Никонова, еще 3–4 года назад эта проблема не была особенно актуальной. Большинство судей занимали сторону фирм, потому что налоговики часто не могли собрать серьезные доказательства того, что единственной целью договора была экономия налогов. Сегодня убедить судей в невиновности фирм гораздо сложнее. К тому же в интересах фирмы вообще не доводить дело до суда. Для этого необходимо иметь письменные подтверждения своей добропорядочности.

Цель

Налоговики наверняка переквалифицируют сделку, если вы не сможете представить доказательства того, что она на самом деле была нужна вашей фирме для осуществления деятельности. То есть доказать, что, заключая договор, в компании действительно преследовали какую-то реальную хозяйственную цель.

Для иллюстрации Андрей Никонов привел историю одной схемы с оффшорной компанией. Впрочем, на ее месте могла бы стоять и любая российская фирма, которой доступен «мягкий» налоговый режим, например упрощенка.

– Фирма, зарегистрированная в оффшоре, заключила договор комиссии с российской компанией. Последней было поручено за свои деньги и от своего имени покупать и перепродавать товары на территории России. За все время действия договора иностранный комитент не перечислил фирме-комиссионеру ни копейки. И не потому, что она не нуждалась в деньгах. А потому, что необходимые для закупки товара деньги она брала по договорам займа здесь же, в Российской Федерации.

Изучив ситуацию, налоговики пришли к выводу, что комиссионер в своей деятельности запросто мог обойтись и без комитента. Им не нужно было быть особенно дальновидными, чтобы понять: договор комиссии – всего лишь прикрытие обычной торговой деятельности. Большая часть полученной от нее выручки уходила за границу. В России же оставалась лишь символическая сумма комиссионного вознаграждения.

В итоге налоговики переквалифицировали сделку в договор купли-продажи и включили в доход фирмы стоимость всех реализованных ею товаров.

– Риск переквалификации подобных сделок снижается, если цель хозяйственных операций становится более явной. Помочь этому может включение в текст договора раздела «Цель договора», – посоветовал лектор. – В нем должно быть подробно указано, какую хозяйственную цель преследовали фирмы, заключая сделку. Конечно, никакие слова не введут проверяющего в заблуждение, если деловой цели у сделки нет и в помине.

Цена

Еще один пункт договора, к которому контролеры всегда относятся с особым трепетом, – это договорная стоимость. По статье 40 Налогового кодекса контролировать цены налоговики могут лишь в ситуациях, которые перечислены в ее втором пункте. То есть по сделкам между взаимозависимыми лицами, товарообменным и внешнеэкономическим контрактам, а также если цены по договору более чем на 20 процентов отличаются от тех, которые фирма применяет обычно.

Во всех остальных случаях налоговики не имеют права применять статью 40 кодекса и сравнивать договорную стоимость товаров или услуг с ее рыночным эквивалентом. Однако, по словам Андрея Никонова, несоответствие цены сделки рыночному уровню налоговики могут представить как одно из оснований для переквалификации сделки и пересчета налогов.

– Возьмем такой пример, – продолжил лектор. – Фирма по явно завышенным ценам арендует имущество или приобретает консультационные услуги. Доказать взаимозависимость поставщика и покупателя, чтобы проконтролировать цены, налоговики по каким-то причинам не могут. Тогда они переквалифицируют сделку, характеризуя ее так. Часть выплат, которая соответствует рыночному уровню, действительно можно рассматривать как плату за консультации. А вот на выплаты, превышающие рыночную цену, следует начислить налоги, как если бы это была, например, безвозмездная передача денег. С вытекающим из этого исключением из состава «налоговых» затрат.

Однако сравнивать цены по сделкам с рыночными – дело для налоговиков непростое. Ведь при этом нужно учитывать все особенности товара или услуги в рамках конкретного договора. Поэтому чем специфичнее, «особеннее» услуга, чем больше она детализирована в договоре, тем сложнее налоговикам найти другую услугу, аналогичную этой, и сравнить цены. В этом случае переквалификацию на основе контроля цен фирме будет несложно оспорить в суде.

Итого

Под руку налоговикам может попасться и фирма, которая при проверке не докажет, что действительно занималась предполагаемой тем или иным договором деятельностью. В этом случае контролеры переквалифицируют сделку как мнимую, а затраты по ней «вычеркнут» из расходов, принимаемых при расчете налога на прибыль.

– Допустим, одна компания заключила договор на управление другой, – привел пример Андрей Никонов. – Причем, кроме договора, других документов, которые свидетельствовали бы о фактическом оказании этой услуги, у покупателя не оказалось. Поэтому в суде налоговики смогли доказать, что на самом деле этот договор прикрывал выплату дивидендов. Значит, фирма должна бюджету налог с суммы дивидендов. Кроме того, налоговики совершенно справедливо исключили эти затраты из ее «налоговой» себестоимости.

Подтверждение того, что деятельность по договору действительно имела место, – это прежде всего ее результаты. Их нужно закрепить в актах выполненных работ или оказанных услуг. Необходимо составлять различные отчеты, в которых подробно указывать, в чем именно заключались, к примеру, управление фирмой или консалтинговые услуги. Все эти бумаги послужат вам защитой от претензий налоговиков и при проверке, и – в случае чего – в суде.

Благодарим за помощь в подготовке материала организатора семинара – юридическую компанию «Пепеляев, Гольцблат и партнеры».

 

Окольными тропами

Налоговики не всегда решаются переквалифицировать сделки «не отходя от кассы». Иногда легких путей они не ищут: обнаружив при проверке фирмы подозрительный договор, обращаются в суд с иском о признании сделки недействительной. Видимо, в надежде на то, что смогут взыскать с фирмы не только насчитанные ими налоги, но и все полученное ею по этой сделке.

Впрочем, фирме такой поворот событий может быть только на руку. Дело в том, что судьи до сих пор так и не решили, есть ли у налоговиков право подавать такие иски.

Первоначальная редакция пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса действительно давала налоговикам возможность признавать договор недействительным без участия суда. В августе 1999 года, когда вступил в силу закон от 9 июля 1999 г. № 154-ФЗ, их этого права лишили.

Впрочем, некоторые судьи все же считают, что такое право у контролеров никто не отнимал (постановления ФАС Поволжского округа от 28 июня 2002 г. № А49-1117/02-О/4-9 и Уральского округа от 9 декабря 2003 г. № Ф09-3538/03ГК). Эти арбитры ссылаются на пункт 11 статьи 7 закона о налоговых органах, который до сих пор действует. В нем сказано о праве налоговиков подавать иски о недействительности сделок. На это даже указал в свое время Конституционный Суд (определение от 25 июля 2001 г. № 138-О).

Но судей, которые придерживаются прямо противоположного мнения, больше (постановления ФАС Северо-Западного округа от 12 марта 2003 г. № А56-27718/02, от 29 апреля 2003 г. № А56-25714/02, от 23 декабря 2003 г. № А44-1674/03-С10, Центрального округа от 18 сентября 2002 г. № А68-22/7-02, Волго-Вятского округа от 15 апреля 2003 г. № А43-8277/02-2-302).

Они указывают, что среди видов исков, с которыми налоговая инспекция может обратиться в суд, иска о признании сделки недействительной нет. Их исчерпывающий перечень дан в подпункте 16 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса. С момента вступления кодекса в силу норма закона о налоговых органах, которая давала налоговикам такое право, перестала действовать.

Так что, требуя в суде признать ту или иную сделку недействительной, налоговики «сбиваются с пути» и впустую тратят время. Хотя могли бы вместо этого сразу доначислить налоги и пойти в суд уже по делу – с требованием их с фирмы взыскать. А так у фирмы есть надежда спокойно дождаться, пока пройдут шесть месяцев, отведенные налоговикам на взыскание санкций.

Врите убедительно

Когда речь зашла об истинных целях сделок, на бумаге «прикрытых» другими, на семинаре вспомнили древнегреческого философа Платона. Он был убежден, что в судах «решительно никому нет никакого дела до истины, важна только убедительность». И советовал выступающим перед судьями ораторам распрощаться с истиной, построив свою речь так, чтобы она показалась слушателям правдоподобной.

Налоги – только через суд

Переквалифицировать сделку и, исходя из реально заключенного договора, пересчитать налоги налоговики могут самостоятельно.

Не так просто дело обстоит с взысканием доначисленных сумм. Если фирма не захочет добровольно расставаться со своими деньгами, контролерам придется идти в суд. Ведь в случае переквалификации сделки налоговики не могут безакцептно списать с расчетного счета фирмы доначисленный по итогам проверки налог (абзац 6 п. 1 ст. 45 НК). Это подтвердил и Высший Арбитражный Суд в своем постановлении от 28 февраля 2001 г. № 5.

Так что не спешите платить налог и штрафы: в суде налоговикам будет не так просто доказать, что ваш договор – лишь маска на истинном лице сделки. И следите за сроками: подавая иск, контролеры должны уложиться в шесть месяцев со дня составления акта по итогам проверки (п. 1 ст. 115 НК).

← Назад

 




Партнеры: