Минимизация налогов

Реклама



Новая «фишка» налоговых инспекторов

Источник: Московский бухгалтер

Недавно Федеральный арбитражный суд Московского округа рассмотрел сразу несколько похожих дел. В каждом были свои детали. Но все они объединены схожестью требований – фискалы пытались доказать недействительность сделок.

Начнем с главного

Ряд статей Гражданского кодекса дает право чиновникам признать тот или иной договор недействительным. В частности, это возможно, если сделка не соответствует требованиям закона или нарушает нормы правопорядка и нравственности. Недействительна и мнимая сделка, то есть та, которая заключена лишь для вида, например с целью уклонения от налогов (ст. 168–170 ГК).

Также признать сделку недействительной налоговики могут, если в Государственном реестре юридических лиц отсутствуют сведения хотя бы об одной из фирм.

Однако даже аннулирование самой государственной регистрации компании не влечет за собой признание недействительными всех сделок, которые она совершила. Этот вывод содержится в письме Президиума Высшего Арбитражного Суда от 9 июня 2000 г. № 54.

В любом случае каждое из оснований недействительности сделки нужно доказать. Причем доказать в суде. А это не всегда получается у специалистов из МНС и подчиненных министерству структур. Между тем расслабляться не стоит. Количество дел о недействительности сделок растет прямо на глазах. И лучше заранее посмотреть, где ошибаются инспекторы, чтобы потом не оказаться в роли проигравшего.

Дорога к храму

По договору компания выполняла проектные работы и разрабатывала проектно-сметную документацию для строительства моста через Москву-реку к храму Христа Спасителя. Межрайонная инспекция № 45 обратилась в столичный арбитраж с тем, чтобы признать эту сделку недействительной.

Логика чиновников была предельно простой. Фискалы, ссылаясь на статьи Гражданского кодекса, утверждали, что сделка от имени одной из фирм была подписана неуполномоченным лицом. А значит, у сторон не было намерения реально выполнять какие-то работы. Следовательно, единственная цель договора – уклонение от налогов.

Арбитры, проанализировав материалы дела, не поддержали чиновников из межрайонной инспекции. Причем по всем основаниям. Во-первых, все работы по договору были выполнены. Об этом свидетельствует акт о сдаче-приемке работ, который подписали компании.

Во-вторых, ответчик представил в суд решение учредителей о назначении на должность генерального директора человека, подписавшего контракт. Причем это решение учредители подписали еще до заключения оспариваемой сделки.

В-третьих, результаты работ действительно были переданы, а услуги оплачены. Это подтверждено документами.

Правда, юристы из межрайонной инспекции ссылались на то, что суд не проверил, насколько переданные результаты соответствуют условиям договора. Однако арбитры указали, что налоговики должны сами это доказывать. И подобная проверка в обязанности суда не входит.

Также стоит отметить, что к этим строительным фирмам юристы из 45-й инспекции предъявили сразу несколько исков по схожим основаниям. Но каждое из дел чиновники проиграли: постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 апреля 2004 г. № КГ-А40/3533-04, КГ-А40/3522-04, КГ-А40/3484-04, КГ-А40/3424-04 и КГ-А40/3391-04.

Неуполномоченный директор

Иногда действительно бывает, что договор подписывает неуполномоченный на это человек. Прежде всего это может быть связано с бюрократическими проволочками в самой компании. Например, если директора просто не успели утвердить на должность.

Однако если «не совсем директор» подписал договор до того, как был официально назначен или оформлен, чиновники могут признать такую сделку недействительной. И в рассматриваемом нами случае им это почти удалось.

Первая судебная инстанция установила, что на момент заключения договора человек, ставивший свою подпись, не был генеральным директором. Поэтому в силу статьи 162 Гражданского кодекса сделка была признана судом недействительной.

Компания обратилась с кассационной жалобой в Федеральный арбитражный суд Московского округа. И арбитры приступили к новому рассмотрению. В отзыве на решение суда первой инстанции фирма ссылалась на положения статьи 183 Гражданского кодекса.

В этой статье кодекса, в частности, сказано: «при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица (директор – прим. ред.), если только другое лицо (фирма – прим. ред.) впоследствии прямо не одобрит данную сделку».

Поскольку по договору, который оспаривали инспекторы, у сторон претензий не было, компания полагала, что сделка действительна. Суд поддержал это заявление фирмы, фактически признав, что одобрить сделку можно и умолчанием.

Дополнительным аргументом стало то, что ни одна из сторон контракта не обращалась в суд за признанием сделки недействительной.

Поэтому арбитраж отменил предыдущее решение, и представители МНС снова проиграли: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 апреля 2004 г. № КГ-А40/1269-04.

ЕГРН – не доказательство

Похожее дело рассматривали арбитры из Московской области. Юристы из налоговой инспекции пытались признать договор недействительным, ссылаясь на то, что одна из фирм не была зарегистрирована в установленном порядке.

Чиновники настаивали на том, что все полученное по сделке должно быть взыскано в доход государства, как это предусмотрено частью 2 статьи 169 Гражданского кодекса. Ход мыслей подмосковных налоговиков совпал с логикой их московских коллег.

Сделка заведомо совершена с нарушениями закона, а значит, она направлена на уклонение от уплаты налогов. Однако арбитры не были столь же категоричны.

Подмосковные чиновники ссылались на письмо УМНС по г. Москве, в котором говорилось, что в реестре юридических лиц отсутствуют сведения об одном из ответчиков. Но, по мнению судей, отсутствие в реестре данных о компании не является безусловным основанием, чтобы признать фирму незарегистрированной.

Кроме того, фискалы не представили суду доказательства того, что фирма не состояла на налоговом учете именно на момент заключения договора. А вот ответчик, в свою очередь, предъявил арбитрам документы, свидетельствующие о реальном исполнении соглашения.

Все это и стало основанием для того, чтобы служители Фемиды не удовлетворили жалобу фискалов: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 апреля 2004 г. № КГ-А41/2842-04.

А могут и изменить

Не стоит забывать, что налоговые инспекторы имеют право не только обратиться в суд для признания сделки недействительной, но и переквалифицировать договор. Именно таким образом хотели поступить специалисты московской инспекции № 41.

Некая компания выступала посредником между производителем нефтепродуктов и покупателями. Фирма действовала на основании двух договоров комиссии, заключенных с производителем.

Налоговые инспекторы обратились с иском в суд с тем, чтобы переквалифицировать эти контракты в договоры оптовой купли-продажи. Основание у налоговиков было обычным: договор комиссии прикрывает схему по уходу от налогов.

Правда, арбитры не поддержали фискалов. В частности, судьи провели проверку бухгалтерской отчетности комиссионера и комитента. Никаких нарушений в данных бухучета не было.

Кроме того, оснований для переквалификации сделки из посреднической в оптовую куплю-продажу не нашел и аудитор, который проводил проверку компаний. Напротив, из представленных накладных и счетов-фактур было видно, что ответчик добросовестно выполнял свои обязанности по договору комиссии.

По мнению генерального директора ООО «Консалтинговая компания “Эскорт XXI”» Алексея Беклемишева, подобные случаи в настоящее время действительно происходят довольно часто. Однако при наличии хорошо подготовленных документов, однозначно свидетельствующих о посреднической сути операций (договора комиссии, указания комитента, отчета комиссионера), переквалифицировать данные сделки в оптовую торговлю представляется мало реальным.

В итоге все доводы сотрудников 41-й инспекции суд не принял во внимание. И сделки не были переквалифицированы: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 апреля 2004 г. № КГ-А41/2025-04.

Природа неясна

Прояснить ситуацию согласилась юрист «Центра содействия бизнесу» Светлана Макеева: «Активность налоговых инспекций в последнее время вызвана, на мой взгляд, желанием проверить на практике возможность применения еще одного инструмента, природа которого реально неясна. Обращение налоговиков в суд с исками о признании сделок недействительными – это из области попытки применения ими статьи 40 Налогового кодекса. Первоначально эта статья воспринималась с оптимизмом, и прошел своеобразный судебный бум, в последнее время сильно уменьшившийся.

Конечно, следует исходить из того, что налоговые инспекции – это фискальные органы. В их задачу входит сбор налогов с плательщиков. Но вот способы для такого сбора выбираются не совсем честные. Это обусловлено наличием всевозможных незаконных схем минимизации налоговых платежей. Тут, как говорится, налоговики действуют на удачу. Вполне возможно, что около 10 процентов судов по недействительности сделок фискалы в самом деле могут выиграть. А это уже дает налоговикам основания для пересчета ранее уплаченных налогов и доначисления суммы в бюджет.

Правда, при этом налоговики не всегда заботятся о доказательственной базе по таким делам, тогда как только неоспоримые доказательства могут обеспечить им выигрыш в судебном процессе».

В итоге мы видим, что наиболее часто налоговики пытаются признать сделку недействительной в связи с тем, что она мнимая или притворная и совершена с целью уклонения от уплаты налога. Однако при наличии у ответчика всех правильно оформленных документов и грамотно подготовленных экономических обоснований реальность убедить суд признать сделку недействительной стремится к нулю.

 

Илья ДАНИЛКИН

← Назад

 




Партнеры: