Минимизация налогов

Реклама



Минфин об определении 169-О: спокойствие, только спокойствие!

Источник: Журнал «Расчет»

По информации Минфина, известный всем текст определения Конституционного Суда № 169-О официально опубликован не будет никогда. Возможно, судьи изменят свое определение, смягчив или вовсе убрав оттуда запрет на вычет НДС при расчетах заемными средствами, и лишь тогда опубликуют. Пока же в Минфине советуют бизнесу «не делать резких движений», предсказывая, что у налоговых инспекторов вскоре пропадет охота применять это определение.

Суета вокруг суда

Переполошившее весь бизнес определение Конституционного Суда от 8 апреля 2004 г. № 169-О стало неожиданностью и для чиновников Минфина и Федеральной налоговой службы. По крайней мере, в этом посетителей сентябрьского семинара, организованного консалтинговой группой «Критериум», заверила замдиректора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Наталия Комова. «Мы были очень озадачены этим определением, – сказала она. – Оно очень жесткое и хоть и вынесено по жалобе одной организации, сделанные в нем выводы касаются всех плательщиков НДС».

Если верить Наталии Комовой, до появления текста определения в правовых базах ни в правительстве, ни в финансовом и налоговом ведомствах о его существовании не подозревали.

«После того как в июле это определение стало известным, у нас было совещание на очень высоком уровне – с представителями МНС, Минэкономразвития и даже администрации президента, – рассказала Наталия Комова. – На совещании пришли к выводу, что прекратить вычет НДС по приобретаемым за счет займов товарам, работам и услугам было бы очень жестоко. Ведь сейчас удельный вес заемных средств в расчетах составляет, по различным данным, от 40 до 60 процентов. Поэтому сложившуюся ситуацию требовалось как-то разрядить. Решили обратиться в Конституционный Суд с просьбой еще раз рассмотреть этот момент и уточнить свою позицию в части заемных средств».

О том, что было дальше, все знают: свое обращение правительство из Конституционного Суда в итоге отозвало. Причина в том, что его регламент подобных обращений не предусматривает. Но, по словам Наталии Комовой, это еще не означает, что судьи не станут менять определение:

«Валерий Дмитриевич Зорькин (председатель КС – прим. ред.) в курсе, какая после выхода определения сложилась ситуация. И мы надеемся, что судьи еще раз его рассмотрят. Это возможно в рамках работы судейской коллегии, принимавшей участие в рассмотрении жалобы, по которой вынесено это определение. И вероятно, какие-то поправки в него будут внесены. Так осторожно я говорю потому, что воздействовать на этот процесс уже ни Минфин, ни аппарат правительства не могут, ведь по Конституции суд независим».

Суета на местах

Впрочем, в инспекциях о такой вероятности не знали и, увидев в базах определение, обрадовались возможности резко повысить собираемость НДС. «Выводы Конституционного Суда в инспекциях восприняли очень быстро, но везде по-разному», – отметила Наталия Комова. В ее департаменте, куда стекается информация о практике применения 169-го определения, выделили четыре варианта поведения инспекторов.

В некоторых инспекциях предлагают фирмам и предпринимателям добровольно восстановить и заплатить в бюджет НДС, уплаченный поставщикам за счет займов. Предлагают в основном устно. Причем в одних инспекциях считают, что нужно восстановить НДС с апреля (им датировано определение). В других пока ограничиваются периодом с июля – поскольку в этом месяце оно стало известно широкой общественности.

По сведениям Наталии Комовой, такой образ действий выбрали в основном московские инспекции. В регионах поступают более жестко – предлагают восстановить НДС с 1 января 2001 года. Исходят при этом из того, что Конституционный Суд, дескать, дал толкование норм 21-й главы Налогового кодекса, которая действует как раз с этой даты.

Ну и наконец, были инспекции, которые просто предложениями не ограничились. Они вооружились определением и на всех выездных проверках кинулись пересчитывать принятый к вычету НДС. Про пени и штрафы тоже не забыли. «Суммы получились астрономические», – поделилась Наталия Комова.

Известен и еще один вариант реакции инспекторов на 169-е определение, о котором Наталия Комова не упомянула. Они ко всем сдаваемым декларациям стали требовать документы, которые бы показывали, сколько у фирмы в отчетном месяце было заемных средств. Некоторые – на всякий случай: авось потом пригодится. А некоторые, получив такие документы, высылали требование восстановить НДС.

Как выяснилось, такой разнобой в поведении налоговиков объясняется просто – молчанием руководства из ФНС. Действия инспекций, как утверждает Наталия Комова, не больше чем самодеятельность. По ее словам, и Минфин, и ФНС на стороне фирм. «В части заемных средств мы не поддерживаем определение 169-О», – сказала она.

А наверху не суетятся...

«Надо отдать должное выдержке руководства Федеральной налоговой службы – никаких указаний доначислять на основе 169-го определения НДС инспекции от нее не получали и, как нас заверили, не получат», – сказала Наталия Комова.

Не вполне, правда, понятно, что можно найти похвального в такой «выдержке». Если уж в ФНС решили, что 169-е определение применять не нужно, то могли бы и сказать об этом инспекциям, чтобы те своей самодеятельностью не наносили урон фирмам. Даже если это невозможно сделать официальным письмом, то налоговой службе не впервой устно просвещать инспекторов на регулярных ведомственных семинарах. Не секрет, что добрую долю руководящих указаний налоговики получают от своего федерального начальства именно таким путем.

Впрочем, под выдержкой Наталия Комова скорее всего подразумевала то, что в ФНС удержались от соблазна легко и быстро пополнить бюджет, воспользовавшись столь шикарным подарком, как 169-е определение.

Так что никаких указаний и разъяснений по 169-му определению инспекциям и фирмам не будет – ни от ФНС, ни от Минфина. Последний, кстати, даже на многочисленные частные запросы на эту тему официально не отвечает. «Пока эти письма так у нас и лежат стопками», – признала Наталия Комова. Но она полагает, что такое молчание фирмам на руку, поскольку должно привести к тому, что все, как говорится, «само рассосется».

Не получив сверху никаких указаний и, что важнее, никакого поощрения за доначисленный НДС, инспекторы на местах, как рассчитывают в Минфине, перестанут заниматься самодеятельностью. Попугают налогоплательщиков и перестанут. «Ну любят они пугать – менталитет у них такой, – улыбнулась Наталия Комова. – Но если не будет поощрения от руководства за такие действия, это будет мощным сдерживающим фактором».

...и вам не советуют

Но это лишь прогнозы, которые, может, сбудутся, а может, и нет. Что делать фирмам сейчас?

«Я вас призываю не проявлять инициативу и вопросов по 169-му определению в своих налоговых не задавать. Если же в вашей инспекции сами поднимут эту тему, то постарайтесь с ними не конфликтовать, попробуйте их успокоить, сказав, что вопрос не решен окончательно и что Минфин не на их стороне, – попросила Наталия Комова собравшихся. – Никаких поспешных действий не предпринимайте. Ни в коем случае не высчитывайте сами, сколько уже принятого к вычету НДС вы заплатили за счет займов, и не сдавайте уточненные декларации. А то есть уже такие инициативные налогоплательщики, которые боятся испортить отношения с налоговой и сами восстанавливают НДС».

Кроме того, Наталия Комова призвала не помогать инспекторам и не пытаться как-то выделять в учете НДС, оплаченный заемными деньгами. Самим налоговикам сделать это будет очень непросто.

«Инспектору для этого нужно месяц сидеть, поднимая выписки из банка и сличая даты получения кредитов и займов и даты перечисления денег в оплату товара. Деньги-то на расчетном счете не меченые. Может, заемные деньги пошли, например, на зарплату, а не поставщикам. Так что грамотный бухгалтер не станет в этом помогать налоговой», – убеждала Наталия Комова.

Совет, безусловно, правильный. Но только если признать, что инспекторы и впрямь станут этим заниматься. Однако они скорее всего поступят проще: рассчитают долю заемных средств за период и восстановят точно такую же долю принятого к вычету НДС. Затем спишут его по инкассо с банковского счета, и фирме за своими деньгами придется идти в суд. Там, кстати, можно заявить, что инспекция не доказала факт оплаты товаров именно заемными средствами и на этом основании нужно отменить ее решение (ст. 65 и п. 5 ст. 200 АПК).

– Одному предприятию в Екатеринбурге инспекция доначислила миллионы НДС с пенями и штрафами. Они испугались и уже декларации переделывают, – привела пример Наталия Комова. – Но в такой ситуации не спешите соглашаться и обращайтесь в суд. Например, в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа уже есть одно положительное для налогоплательщика решение (найти его нам так и не удалось, в отличие от четырех отрицательных, о которых читайте на стр. 74 – прим. ред.).

– Вы призываете идти в суд, а с каким аргументами? – не замедлили поинтересоваться собравшиеся. – Чем можно «перебить» ссылку налоговой на определение Конституционного Суда?

– Прежде всего тем, что в своих выводах о реальности затрат Конституционный Суд не опирается ни на одну норму Налогового кодекса. Вы заметили, что в этой части определения нет ссылок на статьи кодекса? – обратила внимание лектор. – Поэтому в обоснование своей правоты вам нужно брать статьи 170, 171 и 172, определяющие правила вычета НДС. В них вообще не упоминается происхождение средств, которые идут на оплату налога. Да и вся 21-я глава не предусматривает разделения источников его уплаты. Утверждайте, что вы действовали в соответствии с кодексом.

– Если будет спор с инспекцией, то, может быть, лучше не идти в суд, а написать жалобу в ФНС или ее региональное управление? – спросила одна из посетительниц. – Вы можете с какой-то долей уверенности гарантировать, что ответ будет положительным для налогоплательщика?

– Да, – обнадежила Наталия Комова.

– А тот факт, что определение до сих пор официально не опубликовано, имеет значение? Мы что, должны им руководствоваться просто потому, что оно в базах появилось? – возмутился один из слушателей.

– И это, кстати, тоже аргумент для суда, – поддержала его Наталия Комова.

Действительно, сам Конституционный Суд в пункте 4 своего постановления от 16 июня 1998 г. № 9-П фактически признал, что общеобязательный характер носят только те его решения, которые официально опубликованы. Да и в самом 169-м определении сказано, что оно должно быть официально опубликовано в Вестнике Конституционного Суда. Собравшиеся справедливо предположили, что рано или поздно это все-таки произойдет, и решили уточнить:

– А известно ли, когда будет официальная публикация?

Ответ впечатлил.

– Никогда. Это определение вообще не будет официально опубликовано.

Но если в него внесут поправки, то, конечно, опубликуют. Так что подождем еще месяц-два – и станет понятно: или все «заглохнет», или в определении будут уточнения. Так что не отчаивайтесь, надо полагать, все как-то обойдется, – заключила Наталия Комова.

Суета сует

То, что рассказала Наталия Комова, конечно, несколько утешает. Но успокоиться, поверив, что именно так дела и обстоят, мешает одно соображение.

Когда определение только появилось, много говорили о том, что его заказчиком были федеральные власти. Все-таки сложно поверить, что сделанные в нем выводы – результат правовых изысканий и анализа норм Налогового кодекса. Да и то, что рассуждения о реальности затрат к рассмотрению сути жалобы притянуты за уши, просто бросается в глаза.

Тем временем правительству 169-е определение позволяет без особых усилий перевыполнить планы по сбору налогов сразу на несколько лет вперед. Да еще и, возможно, вытащить бизнес из тени, заставив показывать «вбелую» всю выручку (она ведь теперь чуть ли не единственный источник средств, расчет которыми дает право на вычет НДС). Что же до цены подобных макроэкономических «достижений», то о ней власти обычно не задумываются.

Однако если правительство ни при чем и определение не одобряет, то возникает закономерный вопрос: а зачем Конституционному Суду-то понадобилось такое издавать? Неужели судьи столь озабочены экономикой страны, что готовы лезть не в свое дело и по собственному почину ни с того ни с сего устроить в ней переворот, да еще и рискуя своей репутацией?

Сомнительно. Раз так, остается предположить, что выводы о реальности затрат попали в определение по ошибке.

Впрочем, не менее правдоподобным выглядит и другой вариант. Ко всем фирмам 169-е определение применять действительно не станут. Им инспекторы, а также налоговая милиция, станут пользоваться лишь тогда, когда нужно будет «прижать» ту или иную компанию. Тем более что уже создана почва для этого – несколько судебных решений не в пользу фирм.

Дамокловым мечом над бизнесом определение может остаться, даже если судьи внесут в него поправки. Они ведь могут ограничиться и чем-нибудь вроде указания на то, что реальности затрат на оплату НДС нужно требовать только от недобросовестных налогоплательщиков. А практика уже показала, что при надобности налоговики могут счесть недобросовестной чуть ли не любую фирму (об этом мы рассказывали в июльском номере на стр. 22).

Невольно приходит на ум и еще один вариант развития событий. Говоря о 169-м определении, Наталия Комова заметила: «Это даже сильнее, чем введение НДС-счетов».

На всевозможных семинарах представители Минфина не раз признавали, что ввести их помешало «сопротивление общественности». Возможно, теперь правительство опять вернется к идее НДС-счетов – исключительно ради того, чтобы избавить бизнес от 169-го определения. Надо полагать, бизнес уже так сопротивляться не станет.

 

Наталия ЗАЙЦЕВА

← Назад

 




Партнеры: замена стекол в межкомнатных дверях, замена старых межкомнатных дверей на новые цена.